Легочные эозинофилии с системными проявлениями. Причины. Симптомы. Диагностика. Лечение

Идиопатический гиперэозинофильный синдром

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: идиопатический гиперэозинофильный синдром, эозинофилия, мелолизумаб

При эозинофилиях отмечается укорочение клеточных циклов на ранних этапах созревания эозинофилов, увеличивается митотический индекс, время генерации эозинофильных лейкоцитов сокращается в 3 раза, а время появления в кровотоке – в 2 раза. Кроме того, эозинофилы способны возвращаться в кровоток из тканей и длительно рециркулировать (Т1/2 – 44 ч) [4].

Эозинофил как отдельный клеточный элемент впервые описал Пауль Эрлих (Paul Ehrlich) в 1879 г. Именно он применил кислый краситель эозин, названный в честь греческой богини утренней зари, для гистологической окраски крови и тканей. П. Эрлих показал, что эозинофилы составляют от 1 до 3% лейкоцитов периферической крови у здоровых индивидуумов.

В течение последующих 40 лет накопилось много информации об эозинофилах: повышение числа клеток было связано с бронхиальной астмой и гельминтной инвазией. Кроме того, было установлено, что число эозинофилов в тканях животных значительно повышалось после анафилактической реакции. Это позволило предположить, что эозинофилы обеспечивают гиперчувствительность при анафилаксии. Эта гипотеза оставалась основным объяснением функции эозинофилов с начала XX века вплоть до 1980-х гг.

Согласно современным представлениям, эозинофилы – это неделящиеся гранулоциты, которые, как и другие полиморфноядерные лейкоциты (ПМЯЛ), непрерывно образуются в костном мозге из единой стволовой клетки. Эозинофилопоэз и дифференцировку эозинофилов из клеток-предшественников регулируют Т-лимфоциты путем секреции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов (ГМ-КСФ), интерлейкина-3 (ИЛ-3) и интерлейкина-5 (ИЛ-5). Кроме того, ИЛ-5 и ГМ-КСФ активируют эозинофилы, индуцируя переход клеток из нормальной плотности в низкую (меньше 1,085).

Продолжительность жизни эозинофилов составляет 10–12 дней. Покинув костный мозг, где они образуются и созревают в течение 3–4 дней, эозинофилы несколько часов циркулируют в крови (период их полужизни составляет 6–12 часов). Затем, подобно нейтрофилам, они покидают кровяное русло и уходят в периваскулярные ткани, главным образом в легкие, желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) и кожу, где остаются в течение 10–14 дней. На каждый эозинофил периферической крови приходится примерно 200–300 эозинофилов в костном мозге и 100–200 в других тканях.

Эозинофилы в нормальном мазке крови составляют от 1 до 5% лейкоцитов. В абсолютных числах за норму принято 50–250 эозинофилов в 1 мкл (50–250 × 106/л) периферической крови. Критическим уровнем, который указывает на патологический процесс, связанный с увеличением числа эозинофилов, является уровень клеток, превышающий 450 в 1 мкл.

Выделяют 3 степени эозинофилии: легкую – 400–1500 клеток в 1 мкл, умеренную – 1500–5000 клеток в 1 мкл, тяжелую – больше чем 5000 клеток в 1 мкл. Многие гематологи считают эозинофилию умеренной при наличии 10–15% эозинофилов в периферической крови; выраженной, если их количество превышает 15%; а состояния, при которых количество эозинофилов больше 15–20%, предложено называть «большими эозинофилиями крови». Они обычно сочетаются с увеличением общего количества лейкоцитов.

Абсолютное число эозинофилов в периферической крови у здоровых людей варьирует в пределах 0–0,45 × 109/л. Количество эозинофилов обратно пропорционально возрасту человека (у новорожденных детей их больше всего). Суточные колебания числа эозинофилов находятся в обратной зависимости от уровня кортизола в плазме, причем максимум приходится на ночные часы, а минимум – на утренние.

В различных клинических ситуациях активация эозинофилов может происходить по разным, пока еще недостаточно изученным механизмам, и результаты этой активации могут носить как защитный (в большей или меньшей степени) характер, например, при гельминтозах, аллергических болезнях, так и явно патологический (при гранулематозных процессах). Изначально, в ситуациях с нормальной реактивностью, основная функция эозинофилов заключается в ограничении аллергических процессов: эозинофилы препятствуют их генерализации путем утилизации медиаторов аллергического воспаления и локализации воспалительного ответа. Однако при патологии эта мера защиты выходит за рамки биологической целесообразности и начинает приобретать черты того или иного заболевания [5].

Этиология и патогенез эозинофилии

С точки зрения этиологии эозинофилии разделяют на две большие группы: идиопатический гиперэозинофильный синдром и реактивную эозинофилию (рис. 1). Реактивная эозинофилия может иметь клональные (злокачественные) и неклональные (вторичные) характеристики [6].

Причинами неклональной (реактивной) эозинофилии (10−40% от общего количества лейкоцитов) наиболее часто являются [6]:

Известные на сегодняшний день механизмы формирования эозинофилий периферической крови – антителозависимый хемотаксис, развивающийся при паразитозах (IgE- или IgG-антитела); иммунный, опосредованный через IgE (характерен для аллергии); ответ на эозинофильный хемотаксический фактор, выделяемый некоторыми опухолями; собственно опухолевая эозинофилия (лейкоз) – не позволяют создать целостного представления о патогенезе данного феномена при патологических процессах разного генеза [3, 4, 7].

Основным источником цитокинов в организме являются Т-лимфоциты-хелперы (Th). Активация Th-1-лимфоцитов, продуцирующих ИЛ-2, ИЛ-3, ИФН-гамма и фактор некроза опухолей альфа (ФНО-альфа), приводит к запуску клеточного иммунного ответа. Формирование же иммунного ответа по гуморальному типу происходит при доминирующем влиянии Th-2-цитокинов – интерлейкина-4 (ИЛ-4), ИЛ-5, ИЛ-6, интерлейкина-9 (ИЛ-9) и др. [13–19]. Согласно современным представлениям, именно нарушение баланса продукции цитокинов Th-1/Th-2 может иметь важное патогенетическое значение в развитии многих заболеваний [20–24].

Хемокины и эотаксины, выделяемые эндотелием, эпителием, моноцитами и Т-лимфоцитами, соединяются с хемокиновым рецептором-3 эозинофилов, что приводит к миграции последних в ткани. После активации эозинофилы экспрессируют высокоаффинный Fc-рецептор к IgE, IgG и компонентам комплемента, взаимодействие которых способствует высвобождению из эозинофильных гранул токсических продуктов и провоспалительных цитокинов: пероксидазы, коллагеназы, катионного протеина, нейротоксина, лейкотриенов, компонента комплемента С4 и т.д. В дальнейшем эозинофилы подвергаются апоптозу или некрозу и фагоцитируются макрофагами.

Поглощение апоптированных эозинофилов предотвращает выделение содержащихся в них тканетоксичных веществ. Это также приводит к высвобождению из макрофагов антивоспалительных цитокинов (трансформированный ростковый фактор-бета, ИЛ-10, простагландин Е2). Когда же эозинофилы подвергаются некрозу, высвобождается их тканетоксичное содержимое (катионный белок, ферменты, липиды, нейротоксины). Фагоцитоз некротизированных эозинофилов макрофагами приводит к высвобождению провоспалительных цитокинов (тромбоксан В2 и ГМ-КСФ). По этой причине при лечении эозинофилии применяют препараты, индуцирующие именно апоптоз эозинофилов (глюкокортикостероиды, циклоспорин) [6].

Несмотря на то что эозинофилы в основном демонстрируют две главные функции – модуляцию реакций гиперчувствительности немедленного типа и деструкцию паразитов (в первую очередь гельминтов), персистенция эозинофилии в периферической крови может приводить к эндотелиальному и эндокардиальному повреждению вследствие внутрисосудистой дегрануляции этих клеток. Цитолитические энзимы, содержащиеся в гранулах эозинофилов, повреждая эндотелиальные клетки всего организма, могут обусловливать развитие тромбозов или эндокардиального фиброза [31].

Клиническая картина ИГЭС

Идиопатический гиперэозинофильный синдром характеризуется длительным повышением числа эозинофилов периферической крови и инфильтрацией эозинофилами многих органов и тканей, что и обусловливает клиническую картину мультиорганного повреждения. ИГЭС – редкое заболевание неизвестной этиологии, впервые описанное в 1968 г. Термин «идиопатический гиперэозинофильный синдром» предложен Чесидом и соавт. в 1975 г. Эмпирически ИГЭС включает:

  • продолжающуюся эозинофилию > 1,5 × 109/л в течение более 6 месяцев или смерть до 6 месяцев, связанную с признаками и симптомами гиперэозинофильных заболеваний;
  • отсутствие свидетельств паразитарных, аллергических или других известных причин эозинофилии, несмотря на комплексное обследование;
  • предположительные признаки и симптомы органного вовлечения, включая гепатоспленомегалию, органические сердечные шумы, сердечную недостаточность, диффузные аномалии центральной нервной системы, фиброз легких, лихорадку, потерю массы тела или анемию, а также гистологически доказанную эозинофильную инфильтрацию пораженного органа или ткани или наличие объективного доказательства клинической патологии, ассоциированной с эозинофилией, если нет другой выявленной ее причины [42].

Идиопатический гиперэозинофильный синдром представляет собой диагноз исключения и ставится в том случае, если причину ИГЭС выяснить невозможно.

Недавние исследования продемонстрировали, что так называемый ИГЭС представляет собой значительную группу гетерогенных нарушений, которые могут являться результатом пролиферации лимфоцитов или самих эозинофилов.

ИГЭС встречается у мужчин чаще, чем у женщин (9:1), начинается между 20 и 50 годами. У детей этот синдром также не редкость. Мальчики болеют чаще девочек, их соотношение составляет 4:1. У детей ИГЭС может ассоциироваться с трисомией 8-й или 21-й хромосомы [6].

Клиническая картина синдрома проявляется такими неспецифическими симптомами, как общее недомогание, анорексия, потеря массы тела, периодические боли в животе, ночная потливость, кашель (как правило, непродуктивный), мышечные боли, ангионевротический отек, крапивница, повышение температуры тела. Частота поражения органов различна, гематологический синдром встречается у 100% больных, поражение сердца – у 58%, кожные проявления – у 56%, поражение нервной системы – у 54%, легочный синдром – у 49%, поражение печени – у 30%, гастроинтестинальные симптомы – у 23% [43].

Ключевую роль в постановке диагноза играет подсчет числа лейкоцитов и определение формулы крови. Так, число лейкоцитов у отдельных больных повышается до 90 000 и более, наблюдается выраженная эозинофилия, составляющая более 50% от общего количества лейкоцитов, что всегда побуждает исключать лейкоз. Высокое содержание клеток белой крови приходится на зрелые формы эозинофилов, однако у части больных появляются и клетки-предшественники эозинофилов. Исследование костного мозга демонстрирует его обогащение как зрелыми формами эозинофилов, так и их предшественниками. Хромосомных и цитогенетических изменений при ИГЭС не описано.

Прогностически неблагоприятным признаком считается поражение сердца, так как это может стать причиной инвалидности, а при особенно тяжелых формах патологического процесса – непосредственной причиной смерти пациента. В клинической картине можно выделить три фазы поражения миокарда. Начальная стадия описывается как стадия острого некроза; интермиттирующая стадия, следующая за некротической, характеризуется образованием внутрисердечных тромбов, которые формируются на месте развившегося ранее некроза; наконец, третья стадия – фибротическая.

Больные с симптомами ринита при гиперэозинофильном синдроме могут иметь назальную эозинофилию, полипы при отсутствии аллергологического анамнеза, отрицательных кожных тестах, нормальном уровне IgE и отсутствии непереносимости аспирина.

Изменения, наблюдаемые со стороны органов дыхания, разнообразны по своим клиническим проявлениям. Больные часто жалуются на появление непродуктивного кашля, одышку, но бронхиальная астма не является характерным признаком для больных с ИГЭС. При рентгенологическом исследовании лишь у 25% больных выявляются инфильтраты, возникающие вследствие миграции эозинофилов в паренхиму легких. Возможно развитие легочного фиброза, особенно у больных с эндокардиальным фиброзом [43].

Эозинофильный гастрит, эозинофильный энтероколит, хронический активный гепатит, эозинофильный холангит и синдром Бадда – Киари вследствие обструкции печеночных вен являются результатом эозинофильного поражения ЖКТ [43].

Как упоминалось выше, постановка диагноза ИГЭС представляет значительную сложность, поскольку ИГЭС является диагнозом исключения и ставится в том случае, если причину ИГЭС выяснить невозможно. Поэтому, согласно этиологической классификации, необходимо исключить реактивные эозинофилии (клональные и неклональные).

Учитывая разнообразие патологий, при которых наблюдается эозинофилия, а также тяжесть осложнений, для дифференциальной диагностики реактивных эозинофилий разработан диагностический алгоритм, который включает ряд лабораторных и клинико-инструментальных исследований.

С целью исключения возможных органных поражений в объем обследования включают эхокардиографию, электрокардиографию, определение концентрации кардиального тропонина Т в сыворотке крови. У некоторых пациентов проводится биопсия печени; исследуются функциональные легочные тесты, бронхоальвеолярный лаваж; осуществляются неврологическое обследование, включающее осмотр, электроэнцефалографию, исследование глазного дна, нервной проводимости, радиологическое исследование головного мозга.

При персистирующей тяжелой эозинофилии используются методы определения клональности (иммунофенотипирование, цитогенетическое исследование костного мозга) [48].

Дифференциальная диагностика проводится с паразитарными и грибковыми заболеваниями, острой эозинофильной лейкемией, синдромом Черджа – Стросс.

Целями лечения больных ИГЭС являются увеличение продолжительности и качества жизни, достижение ремиссии, снижение риска обострений, предотвращение необратимого повреждения жизненно важных органов, уменьшение риска развития побочных эффектов лечения.

Пациента с ИГЭС госпитализируют для уточнения диагноза, оценки прогноза и подбора лечения, а также при обострении заболевания и развитии осложнений.

Лечебная программа заключается в назначении глюкокортикостероидов (ГКС), винкристина, гидроксимочевины и интерферона-альфа, которые могут замедлить прогрессирование болезни [8]. Кроме того, в некоторых исследованиях продемонстрирована эффективность внутривенного введения антител к ИЛ-5 (меполизумаб (mepolizumab)), что позволяло снизить дозу системных ГКС. При сердечно-сосудистых осложнениях могут потребоваться интенсивная терапия и хирургическое вмешательство.

В некоторых случаях при проведении лечения необходима консультация смежных специалистов. Так, проведение интенсивной терапии, любое изменение лечения требует консультации гематолога, появление или усугубление кожных проявлений – дерматолога, при отсутствии эффекта лечения неврологических проявлений или развитии новых нужна консультация невролога, при отсутствии динамики легочного процесса или наличии отрицательных изменений – пульмонолога, при развитии или ухудшении поражений сердца – кардиолога, при появлении или ухудшении состояния ЛОР-органов – ЛОР-врача.

Продолжительность утраты пациентом трудоспособности при ИГЭС зависит от тяжести заболевания. В случае госпитализации она может составлять 30–90 дней. Дальнейшее ведение пациента и его амбулаторное наблюдение должны осуществлять специалисты, обладающие опытом лечения данного заболевания. Даже на фоне активного лечения возможно развитие угрожающих жизни состояний, требующих срочной госпитализации, при этом стационар должен быть многопрофильным, а его сотрудники – обладать соответствующим опытом.

Прогноз при идиопатическом гиперэозинофильном синдроме относительно благоприятный. Проводимое лечение позволяет значительно снизить смертность пациентов. Современные клинические наблюдения демонстрируют 10-летнюю выживаемость более 70% больных.

umedp.ru

Легочные проявления системных аутоиммунных заболеваний

Рассмотрены вопросы поражения легких при системной красной волчанке, ревматоидном артрите, системной склеродермии, полимиозите/дерматомиозите, синдроме Шегрена, смешанном заболевании соединительной ткани, гранулематозе Вегенера, синдроме Черджа–Стросса, с

Aspects of lungs lesion with exanthematous lupus erythematosus, rheumatoid arthritis, Addison’s keloid, polymyositis/dermatomyositis, Sj?gren’s sicca syndrome, mixed connective tissue disease, necrotizing respiratory granulomatosis, Churg–Strauss syndrome, Goodpasture’s syndrome and Bechterew’s disease have been analysed.

В основе поражения легких (ПЛ) при системных аутоиммунных заболеваниях (САЗ) лежат расстройства механизмов иммунорегуляции и гиперреактивность организма. Макрофаги и лимфоциты являются ключевыми клетками, участвующими в инициации и сохранении иммунного ответа в легких. Альвеолярные макрофаги — резиденты легочной ткани — поглощают чужеродные агенты, проникшие через слизистые поверхности легких и бронхов. Кроме того, эти клетки служат в качестве антигенпредставляющих клеток для Т-лимфоцитов. Относительно небольшое число лимфоцитов присутствуют в нормальной паренхиме легких. Однако после стимуляции соответствующим антигеном окружающей лимфоидной ткани лимфоциты мигрируют в легкие и принимают участие в воспалительной реакции.

По существу, все САЗ оказываются зависимыми от неадекватной активации аутореактивных CD 4+ Т-клеток и В-клеток. От аутоиммунных процессов могут «пострадать» дыхательные пути, плевра, легочная паренхима. Хотя патология легких обычно диагностируется у пациентов с установившимся заболеванием, иногда ПЛ является первым проявлением САЗ [1–3].

Проведение специальных исследований, включавших компьютерную томографию высокого разрешения (КТВР) и биопсию легкого, выявило, что при САЗ встречаются различные гистологические формы поражения интерстиция легких (табл.).

Системная красная волчанка

Системная красная волчанка (СКВ) — системное аутоиммунное заболевание неизвестной этиологии, характеризующееся гиперпродукцией органоспецифических аутоантител к различным компонентам клеточного ядра с развитием иммуновоспалительного повреждения тканей и внутренних органов.

Ревматоидный артрит

Ревматоидный артрит (РА) — системное аутоиммунное заболевание соединительной ткани с преимущественным поражением суставов по типу хронического прогрессирующего эрозивно-деструктивного полиартрита и внесуставными проявлениями.

ПЛ при РА было впервые описано в 1948 г., когда Эллман и Болл установили диффузный фиброз легких у трех пациентов. Легочные проявления при РА включают поражение плевры, образование ревматоидных узелков в легких, ИПЛ, легочный васкулит, альвеолярные кровоизлияния, бронхообструктивные изменения. Почти у половины больных РА при вскрытии выявляется плеврит. Экссудативный плеврит может быть односторонним или двусторонним и сохраняться в течение многих месяцев. Наличие плеврального выпота вызывает нарушение легочной функции. Как правило, плевральная жидкость бывает экссудативной с низким содержанием глюкозы и низким уровнем комплемента. Чаще у пациентов с РА встречается сухой плеврит и является находкой при рентгенологическом исследовании.

Системная склеродермия

Системная склеродермия (ССД) — диффузное заболевание соединительной ткани с прогрессирующим фиброзом, распространенными вазоспастическими нарушениями и характерными изменениями кожи, опорно-двигательного аппарата и внутренних органов. Среди висцеральных проявлений ССД ПЛ занимает важное место.

Плеврит при ССД наблюдается реже, чем при РА и СКВ. В то же время у больных ССД значительно выше частота ИПЛ, при этом морфологическое исследование показывает выраженный фиброз интерстициальной ткани и утолщение межальвеолярных перегородок. Исследование функции внешнего дыхания (ФВД) демонстрирует снижение диффузионной способности легких (ДСЛ) даже при отсутствии каких-либо клинических симптомов и рентгенологических изменений.

У пациентов с ССД выявляется рестриктивный тип нарушения вентиляции легких. У большинства больных ССД с ЛФ наблюдается гистологическая картина обычной интерстициальной пневмонии (ОИП), однако во многих случаях встречается гистопатологический тип неспецифической интерстициальной пневмонии (НИП).

Развитие ЛФ инициируется микрососудистыми изменениями, которые приводят к повреждению эндотелиальных клеток и поражению альвеолярного эпителия. Это приводит к активации каскада свертывания (рис.).

Экспрессия аутоантител является предиктором поражения внутренних органов, в частности ПЛ. Наличие антител к Scl-70 (антисклеродермальные антитела с молекулярной массой 70 кДа, антитела к топоизомеразе I) в значительной степени является фактором риска развития ИПЛ, в то время как антицентромерные антитела (АЦА) говорят о низкой вероятности развития рентгенологических признаков ЛФ.

У пациентов с ССД встречается легочная гипертензия (ЛГ). ЛГ может быть изолированной, возникшей вследствие поражения сосудов, или вторичной — при поражении паренхимы легких или левых отделов сердца. ЛГ развивается у 5–7% больных, чаще на поздних стадиях лимитированной формы ССД. Предиктор ЛГ — изолированное уменьшение ДСЛ. Более редко встречаются аспирационная пневмония, причиной которой является дисфункция пищевода, а также спонтанный пневмоторакс, лекарственный пневмонит [1–3, 6–8].

Полимиозит/дерматомиозит

Полимиозит/дерматомиозит (ПМ/ДМ) — группа хронических диффузных заболеваний поперечнополосатой мускулатуры, основным проявлением которых выступает мышечная слабость.

Около 40% пациентов с ПМ/ДМ имеют патологию легочной системы. Одной из причин этого является поражение мышц. Поражение межреберных мышц и высокое стояние диафрагмы приводят к уменьшению экскурсии грудной клетки и появлению вентиляционных нарушений по рестриктивному типу. В отличие от других САЗ, ПЛ при ПМ/ДМ не затрагивает в первую очередь дыхательные пути или плевру. Наиболее распространенной патологией является аспирационная пневмония, которая возникает по причине слабости мышц глотки и верхней трети пищевода.

Поражение интерстиция легких затрагивает преимущественно нижние отделы. ИПЛ может иметь медленнопрогрессирующее или фульминантное течение. Важным прогностическим фактором является наличие антител к аминоацилсинтетазам транспортной РНК (тРНК), чаще всего (антител к гистидил-тРНК-синтетазе (анти-Jo-1)). Тестирование анти-Jo-1 помогает в диагностике ПМ/ДМ с антисинтетазным синдромом, который характеризуется острым началом миозита, ИПЛ, лихорадкой, артритом, феноменом Рейно и изменением кожи кистей по типу «рука механика». Реже у больных ПМ/ДМ встречаются облитерирующий бронхиолит с организующей пневмонией и диффузное поражение альвеол [1–3, 9–11].

Болезнь Шегрена

Болезнь Шегрена (БШ) — системное аутоиммунное заболевание неизвестной этиологии, характеризуется поражением секретирующих эпителиальных желез, с вовлечением преимущественно слюнных и слезных желез (ксеростомия, ксерофтальмия).

Поражение экзокринных желез верхних дыхательных путей часто приводит к сухости носовых ходов и бронхов. Наиболее распространенным проявлением ПЛ, связанным с БШ, является лимфоцитарный пневмонит, поражающий нижние доли. У пациентов с БШ может развиться плеврит (с или без выпота), ИПЛ с очагами лимфоидной инфильтрации. При развитии неходж­кинских лимфом метастатические поражения легких встречаются часто, реже наблюдают формирование MALT-ткани (mucosal-associated lymphoid tissue) с развитием первичной MALT-лимфомы [1–3, 12, 13].

Смешанное заболевание соединительной ткани

Смешанное заболевание соединительной ткани (синдром Шарпа) (CЗСТ) — аутоиммунное заболевание, характеризующееся наличием отдельных признаков СКВ, ССД, РА, ПМ/ДМ в сочетании с высоким титром антител к экстрагируемому ядерному антигену — U1-RNP.

ИПЛ и ЛГ довольно часто встречаются у больных с СЗСТ, при этом нередко имеют субклиническое течение. Обследование пациентов с СЗСТ показало повышение уровня иммунных комплексов (ИК) и увеличение потребления комплемента. ИК-опосредованное повреждение альвеолярно-капиллярной мембраны и легочной ткани может играть важную роль в патогенезе ИПЛ при СЗСТ. При исследовании показателей функции внешнего дыхания больные с СЗСТ демонстрируют снижение диффузионной способности легких (ДСЛ) и рестриктивный тип нарушения вентиляции. Прогноз ИПЛ у пациентов с СЗСТ более благоприятный, чем при РА и ССД. ЛГ является основной причиной смерти больных с СЗСТ [1–3, 14, 15].

Гранулематоз Вегенера

Гранулематоз Вегенера (ГВ) — системный некротический васкулит мелких вен и артерий с образованием гранулем в сосудистых стенках и окружающих тканях дыхательных путей, почек и других органов.

Синдром Чарджа–Стросса

Синдром Чарджа–Строса (СЧС) — эозинофильное, гранулематозное воспаление респираторного тракта и некротизирующий васкулит, поражающий мелкие и средние сосуды, часто сочетающийся с астмой и эозинофилией.

Легкие — это наиболее поражаемый орган при данном синдроме; более 90% пациентов с синдромом СЧС в анамнезе имеют астму. При рентгенологическом исследовании легких выявляются очаги консолидации, распределяющиеся по периферии, которые часто бывают преходящими. Могут появляться узелки, при распаде не образующие полости. Другие менее распространенные проявления ПЛ включают утолщение междольковой перегородки и утолщение бронхиальной стенки. Плевральные выпоты образуются редко.

Существуют три фазы развития СЧС: продромальная фаза, которая характеризуется наличием аллергических заболеваний (как правило, астма или аллергический ринит), может продолжаться от нескольких месяцев до многих лет; эозинофилия/фаза инфильтрации тканей, в которой может наблюдаться удивительно высокая периферическая эозинофилия, а также инфильтрация эозинофилами тканей легких, желудочно-кишечного тракта и других органов; васкулитная фаза, в которой некротический васкулит поражает широкий спектр органов — сердце, легкие, периферические нервы и кожу. Диагноз приходится верифицировать с другими васкулитами, в первую очередь ГВ [1–3].

Синдром Гудпасчера

Синдром Гудпасчера (СГ) (геморрагический легочно-почечный синдром) — прогрессирующее аутоиммунное заболевание легких и почек, характеризующееся образованием антител к базальным мембранам капилляров клубочков почек и альвеол и проявляющееся сочетанием легочных и почечных геморрагий.

Патоморфологически в легких наблюдается картина венулитов, артериолитов, капилляритов с выраженными явлениями деструкции и пролиферации; поражение капилляров наблюдается преимущественно в межальвеолярных перегородках, развивается альвеолит с геморрагическим экссудатом в альвеолах.

В большинстве случаев ПЛ и почек происходит одновременно. Клинические проявления ПЛ включают в себя кашель, одышку и кровохарканье, которое может появляться на несколько месяцев раньше признаков поражения почек. В развитии альвеолита при СГ огромное значение имеет активация альвеолярных макрофагов. В активированном состоянии они выделяют около 40 цитокинов. Цитокины I группы (хемотаксины, лейкотриены, интерлейкин-8) усиливают поступление полиморфноядерных лейкоцитов в легкие. Цитокины II группы (факторы роста — тромбоцитарный, макрофагальный) способствуют перемещению в легкие фибробластов. Альвеолярные макрофаги продуцируют также активные формы кислорода, протеазы, повреждающие легочную ткань.

Исследование жидкости бронхоальвеолярного лаважа (ЖБАЛ) не является диагностическим при СГ, но может использоваться для подтверждения наличия диффузной альвеолярной геморрагии у пациентов с гломерулонефритом и легочными инфильтратами, но без кровохарканья. ЖБАЛ, которая остается геморрагической после многократных промываний, позволяет подтвердить диффузный геморрагический синдром, особенно при сопутствующем снижении гематокрита.

Гистологическое и иммунологическое исследование биоптатов легочной ткани при СГ характеризуется признаками геморрагического альвеолита, гемосидероза и интерстициального фиброза, а также линейных отложений иммуноглобулина G (IgG) и С3-компонента комплемента на базальных мембранах легочных альвеол.

Рентгено-компьютерное исследование легких при СГ демонстрирует наличие легочных инфильтратов в прикорневой области с распространением на нижние и средние отделы легких. Исследование легочных тестов выявляет рестриктивный тип нарушения вентиляции легких (снижение жизненной емкости легких — ЖЕЛ), но по мере прогрессирования заболевания присоединяются обструктивные изменения (снижение объема форсированного выдоха за 1 сек — ОФВ1, индекса Тиффно) [1–3].

Болезнь Бехтерева (анкилозирующий спондилит)

Болезнь Бехтерева (ББ, анкилозирующий спондилит, АС) — хроническое системное заболевание, характеризующееся воспалительным поражением суставов позвоночника, околопозвоночных тканей и крестцово-подвздошных сочленений с анкилозированием межпозвоночных суставов и развитием кальцификации спинальных связок.

ПЛ у больных АС встречается в 50–85% случаев и обусловлено анкилозирующим процессом в грудном отделе позвоночника, снижением дыхательной экскурсий грудной клетки, утомлением и слабостью дыхательных мышц. У больных АС чаще всего развивается эмфизема легких, затем ИПЛ, хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), апикальный фиброз, бронхоэктазия и поражение плевры. Апикальный пневмофиброз, который встречается нечасто (3–4%), требует проведения дифференциальной диагностики с туберкулезными изменениями. Фиброз верхней доли легкого обычно протекает бессимптомно, но может вызывать кашель, отделение мокроты и одышку.

При АС чаще встречается рестриктивный тип нарушения вентиляции легких. У больных АС с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) исследование ФВД демонстрирует обструктивные вентиляционные изменения [1, 16, 17].

Заключение

Таким образом, при САЗ могут наблюдаться различные типы легочной патологии. Развитие ПЛ обусловлено особенностями патофизиологических характеристик основного заболевания. Основные легочные проявления САЗ включают заболевания плевры, ИПЛ, поражение бронхиального дерева. При РА и СКВ чаще, чем при других САЗ, встречается поражение плевры. ИПЛ в настоящее время все больше признается как самое частое и серьезное проявление САЗ. ПЛ у больных с САЗ оказывает существенное негативное воздействие на качество жизни (КЖ): у больных снижаются показатели КЖ, характеризующие физический, психоэмоциональный статус и социальную активность.

ПЛ при САЗ имеет большое значение в формировании облика заболевания, при этом во многом определяет его тяжесть и прогноз. Наряду с базисной терапией САЗ, ПЛ необходимо рассматривать как важную мишень для терапевтического воздействия.

Литература

Д. В. Бестаев 1 , кандидат медицинских наук
Е. Л. Насонов, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН

Легочные эозинофилии с системными проявлениями. Причины. Симптомы. Диагностика. Лечение
www.lvrach.ru

Легочные эозинофилии

Гетерогенная группа заболеваний, для которых характерны скопления эозинофилов в альвеолах и интерстициальной ткани легких.

1. Эозинофилии при паразитарных инвазиях: касаются чаще всего тех паразитов, которые в процессе развития проходят через легкие (аскарида человеческая, угрица кишечная (стронгилоидоз) и анкилостома двенадцатиперстная), что иногда вызывает кашель, ринит, потерю аппетита, ночные поты, небольшое повышение температуры тела, реже свистящие хрипы и одышку; кроме того, обнаруживают эозинофилию в периферической крови. Следует искать личинки паразитов в мокроте. Яйца в кале могут быть обнаружены только спустя несколько недель после инфицирования. Эозинофилию периферической крови могут также вызвать паразиты, находящиеся в крови или в тканях (токсокара собачья, трихинелла спиралевидная и солитер).

2. Аллергический бронхолегочной аспергиллез : характеризуется наличием эозинофильных инфильтратов в легких, чаще всего у больных БА, реже при муковисцидозе вследствие повышенной чувствительности к антигенам Aspergillus fumigatus во время инфицирования бронхов. Возможное течение : острая форма → ремиссия → обострение → стероидозависимая БА → обширный фиброз легкого и бронхоэктазы. Симптомы острой стадии : усиление симптомов БА и кашель, иногда повышение температуры тела; временами отхаркивание коричневых пробок. РГ грудной клетки: альвеолярные консолидации, иногда лентовидные затемнения. Инфильтраты могут рецидивировать в том же или в другом месте. К хроническим изменениям относятся проксимальные бронхоэктазы (характерный признак). Диагноз: основывается на наличии 6 из 7 критериев:

1) атопическая БА или муковисцидоз;

2) эозинофилия в периферической крови >1000/мкл;

3) положительный результат кожного теста с антигенами A. fumigatus ;

4) положительная реакция преципитации с антигенами A. fumigatus ;

5) увеличение концентрации общего IgE или IgE, специфического для A. fumigatus ;

6) инфильтраты в легких;

7) проксимальные бронхоэктазы.

Дифференциальный диагноз: другие эозинофилии легких, криптогенная организующаяся пневмония (КОП), эозинофильные сосудистые изменения, особенно эозинофильный гранулематоз с васкулитом (синдром Черджа-Стросс). Лечение: преднизолон п/о 0,5 мг/кг в период обострений. Больные с рецидивирующими обострениями или прогрессирующим повреждением легких: продолжительная кортикостероидная терапия. При недостаточном ответе на ГКС следует применить итраконазол п/о 200 мг 1 × в день.

3. Хроническая эозинофильная пневмония : этиология неизвестна. Чаще всего у женщин среднего возраста. Одной трети случаев сопутствует БА. Симптомы: лихорадка, ночные поты, кашель, потеря массы тела. На РГ грудной клетки: альвеолярные консолидации, которые занимают периферические части легких, их локализация не соответствует расположению сегментов, в 25 % случаев мигрирующие. Обычно, эозинофилия в крови, всегда значительная эозинофилия жидкости, полученной при БАЛ. Диагноз : клиническая картина + эозинофилия; редко необходима хирургическая биопсия легкого. Лечение: преднизон 0,5 мг/кг/сут. в течение 2 нед., дальше 0,25 мг/кг/сут.; улучшение обычно в течение 24 ч. Лечение продолжают ≥6 мес., постепенно уменьшая дозу.

5. Эозинофильный бронхит : иногда его причисляют к легочным эозинофилиям, но он не является интерстициальным заболеванием; характеризуется хроническим кашлем, в индуцированной мокроте обнаруживают >3 % эозинофилов. Гиперреактивности бронхов нет. Лечение: ингаляционные ГКС.

6. Другие: хронический эозинофильный лейкоз →разд. 15.9, эозинофильный гранулематоз с васкулитом (синдром Черджа-Стросс) →разд. 16.8.4.

empendium.com

Легочные эозинофилии с системными проявлениями. Причины. Симптомы. Диагностика. Лечение

Гиперэозинофильный синдром (ГЭС) — это гетерогенная группа заболеваний, для которых характерны повышенный уровень эозинофилов в крови и повреждение внутренних органов. Первое упоминание о злокачественной эозинофилии принадлежит Stillman, который в 1912 г. описал группу больных с выраженной эозинофилией в крови и тяжелым течением заболевания.

Выделяют три основные группы заболеваний, протекающих с эозинофилией:
1) реактивные (неклональные) эозинофилии;
2) клональные заболевания кроветворной системы;
3) идиопатический гиперэозинофильный синдром (диагноз ставят после исключения первых двух заболеваний).

Эозинофилии 1-й группы неклонального генеза (симптоматические, реактивные) наблюдаются при следующих заболеваниях:
• гельминтозах;
• инфекциях: бактериальных, грибковых, вирусных;
• аллергических заболеваниях (астма, ринит, атопический дерматит, крапивница, экзема, пищевая и лекарственная аллергия);
• заболеваниях дыхательных путей (синдром Лефлера, бронхоэктатическая болезнь, муковисцидоз);
• заболеваниях соединительной ткани (ревматоидный артрит, гранулематоз Вегенера, узелковый полиартериит и др.);
• злокачественных заболеваниях (болезнь Ходжкина, опухоли ЖКТ, рак молочной железы, опухоли почек, опухоли легких и др.).

При аллергических состояниях и инфекциях активируются Th2-клетки, продуцирующие ИЛ-5. Кроме того, активированные эозинофилы способны к аутокринной стимуляции путем секреции ИЛ-1, ИЛ-5, TGFa и PAF.

Вторую большую группу эозинофилии представляют эозинофилии, сопровождающие клональные заболевания кроветворной ткани. При гемобластозах эозинофилы могут быть частью злокачественного клона: например, эозинофилы при Ph-позитивном хроническом миелолейкозе. В других случаях лейкозные клетки могут продуцировать цитокины, стимулирующие пролиферацию нормальных эозинофилов. Dombret назвал такие эозинофилии параклональными. В современной классификации опухолей гемопоэтической и лимфоидной тканей ВОЗ (2001) выделены хронический эозинофильный лейкоз (ХЭЛ)/гиперэозинофильный синдром (ГЭС), относящийся к группе миелопролиферативных заболеваний, и острый миеломонобластный лейкоз (ОММЛ) с увеличенным количеством эозинофилов костного мозга с inv(16)(p13;q22) или t(16;16)(p13;q22) (CBFb/MYH11).

Кроме этих двух заболеваний, эозинофилии могут сопровождать еще ряд гемобластозов:
1) хронический миелолейкоз (ХМЛ);
2) атипичный ХМЛ;
3) миелодиспластические синдромы;
4) острый лимфобластный лейкоз;
5) Т-лимфобластную лимфому;
6) системные заболевания тучных клеток.

Тем не менее у многих больных даже после тщательного поиска не удается найти какой-либо известной причины эозинофилии. В этих случаях может быть диагностирован идиопатический ГЭС.

Этиология гиперэозинофильного синдрома до сих пор полностью не ясна. Предполагают, что гиперэозинофильный синдром является гетерогенной группой заболеваний, в основе которой лежит либо вторичная эозинофилия, вызванная гиперпродукцией эозинофилотропных цитокинов клональной популяцией лимфоцитов, либо это первичное миелопролиферативное заболевание. Признаки клональности удается обнаружить не всегда даже с помощью современных методов диагностики. Многие авторы высказывают предположение, что в основе гиперэозинофильного синдрома лежит увеличенная пролиферация Т-клеток, секретирующих ряд цитокинов. В 1993 г. Н. Suzushima и соавт. у пациента с типичной клинической картиной гиперэозинофильного синдрома выявили цитогенетические поломки в популяции клеток, имеющих фенотип CD3+, CD4-, CD8.

Позже Е. Cogan и соавт. сообщили о клональной пролиферации Т-хелперов типа 2, секретирующих ИЛ-5, у больного гиперэозинофильным синдромом. Далее появились работы, доказывающие, что у некоторых пациентов с необъяснимой эозинофилией удается обнаружить популяцию Т-клеток с аберрантным иммунофенотипом или имеющих явные цитогенетические поломки. В последующем у отдельных больных развивались лимфопролиферативные заболевания. Косвенным подтверждением роли Т-хелперов в развитии гиперэозинофильного синдрома может быть эффективное лечение циклоспорином А и хлордеоксиаденозином (2CDA), который, как известно, подавляет пролиферацию Т-хелперов. Возможно, у части больных с гиперэозинофильным синдромомна момент диагностики патологический Т-клеточный клон не удается выявить доступными методами.

В дальнейшем у этой категории больных по мере прогрессирования болезни и выявления признаков лимфопролиферации диагноз гиперэозинофильного синдрома может быть пересмотрен.

Открытие реаранжировки позволило не только получить новые сведения об этиологии гиперэозинофильного синдрома, который может теперь рассматриваться как миелопролиферативное заболевание по крайней мере у части больных, но и объясняет эффективность лечения больных гиперэозинофильным синдромом гливеком.

Легочные эозинофилии с системными проявлениями. Причины. Симптомы. Диагностика. Лечение
meduniver.com

Эозинофилия

, MD, James P. Wilmot Cancer Institute, University of Rochester Medical Center;

, MD, University of Rochester Medical

Эозинофилия имеет характеристики имунного ответа: агент, такой как Trichinella spiralis, способствует развитию первичной реакции с относительно небольшим уровнем эозинофилов, в то время как повторное появление агента приводит к приросту уровня эозинофилов или вторичному эозинофильному ответу. Некоторые соединения, высвобождаемые тучными клетками и базофилами, индуцируют или стимулируют IgE-опосредованную продукцию эозинофилов. Это вещества, такие как эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии, лейкотриен В4, комплементный комплекс (С5-С6-С7) и гистамин (выше обычной концентрации).

Эозинофилия периферической крови характеризуется как

Сама по себе легкая эозинофилия не вызывает симптомов, но уровни ≥1500/мкл могут привести к поражению органов. Поражение органов, как правило, происходит из-за воспаления ткани и реакции на действие цитокинов и хемокинов, выделяемых эозинофилами, а также из-за клеток иммунной системы, которые вовлечены в ткани. Хотя затронут может быть любой орган, но чаще всего это сердце, легкие, селезенка, кожа или нервная система (проявления описаны в таблице Патологии у пациентов с гиперэозинофильным синдромом [Abnormalities in Patients With Hypereosinophilic Syndrome]).

В некоторых случаях у пациентов с очень тяжелой эозинофилией (например, при количестве эозинофилов > 100 000/мкл), как правило, с эозинофильным лейкозом, развиваются осложнения, при которых эозинофилы образуют агрегаты, закупоривающие мелкие кровеносные сосуды, вызывая ишемию тканей и микроинфаркты. Проявления обычно включают признаки гипоксии мозга или легких (например, энцефалопатия, одышка, дыхательная недостаточность).

Гиперэозинофильный синдром является состоянием, которое характеризуется эозинофилией периферической крови с проявлениями поражения или дисфункции систем органов, обусловленных непосредственно эозинофилией у пациентов без паразитарных, аллергических или других причин эозинофилии.

Этиология

Эозинофилия может быть

Первичной: клональная пролиферация эозинофилов, связанная с гематологическими патологиями, такими как лейкозы и миелопролиферативные заболевания

Идиопатическая: причины не выявлены

В США наиболее частыми причинами эозинофилии являются

аллергические и атопические болезни (обычно респираторные и кожные)

Другие распространенные причины эозинофилии включают

Инфекции (особенно паразитарные)

Опухоли (гематологические или солидные, доброкачественные или злокачественные)

Почти все паразитарные инвазии тканей могут вызывать эозинофилию, но поражение простейшими и неинвазивными многоклеточными, как правило, не провоцируют эозинофилию.

Среди гематологических опухолей, выраженную эозинофилию может вызвать лимфома Ходжкина, тогда как при неходжкинской лимфоме, хроническом миелолейкозе и остром лимфобластном лейкозе эозинофилия является менее распространенной.

Легочные инфильтраты с эозинофильным синдромом охватывают спектр клинических проявлений, характеризующихся эозинофилией периферической крови и эозинофильными легочными инфильтратами, но, как правило, с неясной этиологией.

Больные с эозинофильной реакцией на лекарственные средства могут не иметь никаких симптомов или иметь проявления различных синдромов, включая интерстициальный нефрит, сывороточную болезнь, холестатическую желтуху, аллергический васкулит и иммунобластную лимфаденопатию.

Синдром эозинофилии-миалгии является редким; причина развития заболевания неизвестна. Однако в 1989 г. сообщалось о нескольких сотнях пациентов, у которых развился этот синдром после приема l -триптофана с целью седации или психотропной поддержки. Этот синдром был, вероятно, вызван загрязнителем, а не l -триптофаном. Симптомы, включая сильные мышечные боли, тендосиновит, отек мышц и кожную сыпь, сохранялись на протяжении от нескольких недель до нескольких месяцев, имели место случаи с летальным исходом.

Реакция на лекарственный препарат при эозинофилии и системные симптомы (DRESS) является редким синдром, который характеризуется лихорадкой, сыпью, эозинофилией, атипичным лимфоцитозом, лимфаденопатией, а также признаками и симптомами, связанными с вовлечением органа-мишени (как правило, сердце, легкие, селезенка, кожа, нервная система).

Важные расстройства и методы лечения, связанные с эозинофилией

Причины и сопутствующие заболевания

Аллергические или атопические расстройства

Реакции на лекарственные препараты (например, на антибиотики или НСПВС)

Эпизодическая ангиодема в сочетании с эозинофилией

Аллергия на молочный белок

Профессиональное заболевание легких

Заболевания соединительной ткани, васкулитические или гранулематозные нарушения (особенно те, которые связанные с легкими)

Идиопатический эозинофильный синовит

Прогрессирующего системного склероза (системной склеродермии)

Иммунологические нарушения (часто с экземами)

Острый или хронический эозинофильный лейкоз

Пневмонии, вызванные хламидиями у детей грудного возраста

Заболевание, вызванное микобактериями

Паразитарные инфекции (особенно инвазия ткани многоклеточными)

Инфекция, вызванная Pneumocystis jirovecii

Синдромы легочной инфильтрации при эозинофилии

Тропическая легочная эозинофилия

Ангиоиммунобластная Т-клеточная лимфома (ранее известная как ангиоиммунобластная лимфаденопатия с диспротеинемией или AILD) в сочетании с системными симптомами и аутоиммунной гемолитической анемией

Виды рака и саркомы легкого, поджелудочной железы, толстой кишки, шейки матки, или яичника

Обследование

Список возможных причин и связанных с ними расстройств очень велик. В первую очередь, следует проанализировать распространенные причины (например, аллергические, инфекционные, или неопластические осложнения), но даже их часто трудно идентифицировать, поэтому всегда требуются медицинский осмотр и полная история болезни.

Анамнез

Полезно задавать вопросы, касающиеся следующего:

Путешествия (возможность заражения паразитарными инфекциями)

Употребление лекарственных препаратов

Употребление трав и диетических добавок, имеющих в своем составе l -триптофан

Системные симптомы (например, температура, потеря веса, миалгии, артралгии, сыпь, увеличение лимфатических узлов)

Системные симптомы указывают на то, что маловероятны аллергические или лекарственные причины возникновения заболевания; требуется проведение подробной оценки инфекционных заболеваний, новообразований, соединительной ткани и других системных расстройств. Другие важные составляющие истории включают семейный анамнез при дискразиях крови, а также полный обзор систем, в том числе наличие симптомов аллергических реакций и дисфункции легких, сердца, ЖКТ и неврологические дисфункции.

Объективное обследование

Общее клиническое обследование следует сосредоточить на исследовании сердца, кожи и неврологической и дыхательной систем. Определенные результаты указывают на причины или связанные с ними заболевания. Примеры включают в себя сыпь (аллергические, дерматологические или васкулитные расстройства), заболевания легких (астма, легочные инфекции или синдромы легочной инфильтрации с эозинофилией) и генерализованную лимфаденопатию или спленомегалию (миелопролиферативные заболевания или рак).

Обследование

Эозинофилия, как правило, выявляется при проведении общего анализа крови. Дополнительные исследования включают в себя следующее:

Исследование кала на яйца глистов и паразитов

Другие тесты для обнаружения повреждения органов или для конкретных причин, основаные на клинических данных

В целом, если на основании данных клинических исследований не подозревают причину, связанную с лекарственным средством или аллергию, необходимо провести 3 анализа кала на яйца гельминтов; однако отрицательные результаты исследований не исключают причину, связанную с паразитами (например, при трихинеллезе требуется проведение биопсии мышц; при токсокарозе и филярийных инфекциях требуется проведение биопсии других тканей; для исключения специфических паразитов, например Strongyloides sp может потребоваться аспирация содержимого двенадцатиперстной кишки).

Другие специфические анализы при диагностике заболеваний определяются по результатам клинических исследований (особенно, анализа истории путешествий) и могут включать рентген грудной клетки, анализ мочи, комплекс анализов функциональные анализы печени и почек и серологические анализы на паразитарные заболевания и заболевания соединительной ткани. При наличии у пациентов генерализованной лимфаденопатии, спленомегалии или системных симптомов, выполняют клинический анализ крови. Повышенный уровень сывороточного витамина B12 или аномалии при исследовании мазка периферической крови дают основания предполагать наличие основного миелопролиферативного заболевания, при этом могут быть полезными проведение пункции костного мозга и биопсии с цитогенетическими исследованиями.

Если обычная оценка не показывает причину развития болезни, проводят исследования, чтобы диагностировать повреждение органа. Исследование может включать некоторые из ранее упомянутых анализов, так же как LDH и анализы функции печени (из которого можно заключить повреждение печени или возможно миелопролиферативное нарушение), эхокардиография, и исследования функции легких. При подозрении на гиперэозинофильный синдром могут понадобиться дополнительные диагностические исследования. Как только конкретная причина была определена, также может быть необходимо дополнительное исследование.

www.msdmanuals.com

Эозинофилия

Другие причины эозинофилии

4. Аутоиммунная симптоматика

Эозинофильный синдром

Диагноз эозинофильного синдрома ставят методом исключения других аллергических и аутоиммунных заболеваний. Для постановки диагноза необходимо наличие следующей триады:

  • эозинофилия свыше 1,5*10 9 /л, существующая более 6 месяцев,
  • отсутствие признаков аллергии или паразитарной инвазии,
  • полиорганные поражения (гепатоспленомегалия, поражения сердечных клапанов, сердечная недостаточность, диффузные или очаговые нарушения функции ЦНС, фиброз лёгких, лихорадка, снижение массы тела, анемия).

Болеют преимущественно молодые, прогноз неблагоприятный.

При наличии одышки и лёгочных инфильтратов дифференциальный диагноз проводят между бронхолёгочными заболеваниями и синдромом Лёффлера, при наличии васкулита — с полиартериитом.

Большие затруднения вызывает вопрос дифференциальной диагностики эозинофильного синдрома и острого эозинофильного лейкоза. Можно предположить, что больные с первичной гепатоспленомегалией, гиперэозинофилией, быстрой отрицательной динамикой, по-видимому, страдают злокачественным острым эозинофильным лейкозом. С другой стороны, больных с первичным поражением сердца и лёгких, диссеминированным васкулитом, без быстрого клинического ухудшения, вероятно, можно отнести в группу эозинофильного синдрома.

Эозинофильный миозит

Эозинофильный миозит может быть одним из проявлений эозинофильного синдрома или, что бывает чаще, самостоятельным феноменом.

Главный отличительный признак от миозитов другой природы — это сочетание с эозинофилией в периферической крови.

Дифференциальный диагноз проводят с поражением мышц при трихинеллёзе или цистицеркозе. Для паразитарной инвазии, помимо локального набухания и болезненности мышц, характерно наличие эритемы в области поражённой мышечной группы.

Эозинофильный фасциит (синдром Шульмана)

Клинические проявления эозинофильного фасциита очень схожи со склеродермией и проявляются поражением кожи (белесоватые уплотнения с вдавлениями).

От склеродермии эозинофильный фасциит отличается относительно острым началом, дебютом после непривычной физической нагрузки и чувствительностью к глюкокортикостероидам. Эозинофилия обычно обнаруживается и в крови, и в ткани кожи.

5. Эозинофилия, связанная с лечением

К появлению умеренной эозинофилии причастны многие лекарственные препараты, в первую очередь пенициллины, которые вызывают повышение эозинофилов до 10-35%.

Среди других лекарственных средств упоминают цефалоспорины, доксициклин, офлоксацин, амфотерицин В, гентамицин, стрептомицин, рифампицин, дифенин, гидралазин, хлорпромазин, аллопуринол, спиронолактон, варфарин, карбамезепин, метотрексат, каптоприл, эналаприл, ранитидин.

Также эозинофилию могут вызывать вакцина от гепатита А, гемодиализ и умеренные дозы ионизирующей радиации.

6. Наследственные заболевания

Ряд наследственных заболеваний может сопровождаться эозинофилией. К ним относятся семейный гистиоцитоз, врождённый иммунодефицитный синдром, доброкачественная наследственная эозинофилия. Последняя прослеживается у нескольких поколений и наследуется по доминантному типу [5].

Кроме того, некоторые генетические и хромосомные аномалии предрасполагают к появлению злокачественных новообразований, сопровождающихся эозинофилией (например, моносомия по 7 паре).

7. Идиопатическая эозинофилия

Конституционная эозинофилия

Диагноз «конституционной эозинофилии» (стойкая бессимптомная эозинофилия у здоровых людей) может быть поставлен лишь после исключения всех возможных причин и длительного наблюдения в динамике.

Наблюдаемая у недоношенных детей эозинофилия обычно сохраняется до тех пор, пока дети не наберут нормальную массу. Кстати, в настоящее время высокое содержание эозинофилов считают признаком анаболического состояния.

Лёгочная эозинофилия

Это целая группа заболеваний, главным признаком которой является мигрирующий лёгочной инфильтрат, протекающий с эозинофилией в периферической крови.

Синдром Лёффлера (простая лёгочная эозинофилия) описан в 1931 году швейцарским врачом W. Loffer (1887-1972). В качестве возможных причин указывают гельминты, ингаляционные аллергены, приём некоторых лекарств.

Синдром Лёффлера — это доброкачественное состояние, которое почти не вызывает жалоб. В некоторых случаях у больных наблюдается лёгкий кашель и субфебрилитет. Во время аускультации лёгких выслушиваются сухие и влажные хрипы.

При рентгенографии выявляются единичные или множественные инфильтраты без чёткой границы, которые держатся от нескольких дней до 4 недель. Появление и развитие инфильтрата сопровождается лейкоцитозом (иногда до 20*10 9 /л) и эозинофилией (от 5 до 70%).

В большинстве случаев в лечении нет необходимости, т.к. инфильтраты при синдроме Лёффлера разрешаются спонтанно.

В тропиках известна тропическая эозинофилия , которая сопровождается образованием множественных инфильтратов в лёгких, лейкоцитозом и высокой эозинофилией, часто положительной реакцией Вассермана, астматическими приступами. Рентгенологические проявления схожи с картиной милиарного туберкулёза.

Заболевание носит затяжной характер (инфильтраты могут сохраняться в течение нескольких месяцев), протекает со спонтанными ремиссиями и, по всей видимости, имеет инфекционную природу. Встречается в Индии и Африке (особенно в Юго-Восточной).

Дифференциальный диагноз. Изменения в лёгких, сопровождаемые эозинофилией, возможны также при бронхиальной астме (преходящий инфильтрат), туберкулёзе и при узелковом периартериите.

Туберкулёзный инфильтрат может сопровождаться умеренной эозинофилией, однако в этом случае имеется определённая симптоматика, а инфильтрат не исчезает спонтанно в течение нескольких дней.

Астматический вариант узелкового периартериита описан в M.B. Cohen и соавт. в 1936 г. Заболевание начинается с приступов астмы, сопровождается высокой температурой и эозинофилией крови, затем присоединяются рецидивирующие лёгочные инфильтраты. Инфильтраты держатся длительно и разрешаются только после назначения глюкокортикостероидов. В пользу узелкового периартрита также говорит системность поражения (почки, нервная система, органы брюшной полости) и положительные результаты биопсии мышц и кожных узелков.

Болезнь Лёффлера (эндомиокардиальный фиброз)

Болезнь Лёффлера проявляется рестриктивной кардиомиопатией вследствие эндомикардального фиброза, который ведёт к уменьшению полостей обоих желудочков. Также поражаются эндокард и клапанный аппарат (с формированием с формированием стеноза и/или недостаточности). При биопсии миокарда выявляются эозинофильная инфильтрация, миокардиальный фиброз.

Далее в файле Эозинофилия

• Другие причины повышения эозинофилов в крови .

Дата создания файла: 19.03.2014
Документ изменён: 22.03.2014
Copyright © Ванюков Д.А.

Легочные эозинофилии с системными проявлениями. Причины. Симптомы. Диагностика. Лечение
www.spruce.ru

Что такое эозинофилия

Эозинофилия — это состояние, при котором в организме повышен уровень эозинофилов.

Эозинофилы являются белыми клетками крови, деятельность которых направлена на борьбу с вирусами.

Высокие показатели эозинофилов в крови представляют собой частный случай эозинофилии крови, но существует также тканевая эозинофилия, при которой в месте инфекции или воспаления во внутренних тканях организма так же скапливается большое количество эозинофилов.

Избыток эозинофилов может быть обнаружен в образцах тканей или физиологических жидкостях, например, в носовой слизи, взятой на анализ. Кровяную эозинофилию обнаруживают, как правило, при развернутом анализе крови.

Для взрослых нормой считается показатель в 500 эозинофилов на один микролитр крови. Уровень эозинофилов в крови, удерживающийся на отметке 5000 эоз/мкл в течение нескольких месяцев дает основания полагать, что у больного гиперэозинофильный синдром.

Функции эозинофилов в организме

Для понимания механизма развития эозинофилии, необходимо четко понимать, какова роль эозинофилов в организме и как сказывается на теле их избыток в крови и тканях.

Эозинофилы выполняют две важные функции в иммунной системе человека. К ним относятся:

1. Уничтожение чужеродных веществ (микрочастиц, вирусов, отравляющих веществ).

Эозинофилы потребляют посторонние вещества, в частности те, которые имеют паразитарную или вирусную природу. Эти частицы/бактерии или другие компоненты «помечены» другими составляющими иммунной системы и подлежат удалению.

2. Регулирование процесса воспаления.

Эозинофилы способствуют появлению воспаления, которое необходимо для изоляции и контроля чужеродного микроорганизма или частицы. Однако в некоторых случаях воспаление становится более масштабным, чем это необходимо организму, и вызывает повреждения тканей и различные неприятные симптомы. Эозинофилы, например, важны для контроля проявления симптомов астмы, аллергии или сенной лихорадки. Они сдерживают аллергические и ревматические факторы, не допуская тотального развития заболевания. Различные нарушения иммунной системы, способствующие постоянному, хроническому воспалению, регулируются эозинофилами.

Эозинофилия развивается, когда большое количество эозинофилов поступает в определенный участок тела или же в том случае, когда костный мозг начинает по определенным причинам вырабатывать избыток этих белых кровяных клеток.

Причины эозинофилии

Причин, по которым развивается эозинофилия, множество. Основные из них таковы:

  • паразитарные и грибковые заболевания;
  • аллергия, в том числе на лекарства, продукты питания;
  • заболевания надпочечников;
  • кожные заболевания, инфекции;
  • воздействие токсичных веществ;
  • аутоиммунные заболевания;
  • эндокринные расстройства;
  • опухоли.

Паразитарные болезни и аллергические реакции на лекарства являются одними из наиболее распространенных причин эозинофилии. Гиперэозинофильный синдром, как правило, имеет неизвестную этиологию или является следствием онкологических заболеваний, например рака костного мозга или лимфатической системы.

Эозинофилы образуются из гемопоэтических стволовых клеток, происходящих от миелоидной и базофильно-эозинофильной линии. Функции эозинофилов и катионных ферментов их гранул включают создание защитной реакции как ответ на воздействие паразитов, аллергические агенты, процесс воспаления тканей и иммунную модуляцию.

Местом расположения эозинофилов являются ткани легких и поверхность желудочно-кишечного тракта, однако и в этих тканях существует предел этих видов клеток. Абсолютное число эозинофилов > 600 клеток/мкл указывает на эозинофильное расстройство. До начала лечения степень заболевания может классифицироваться как слабая (AEC 600-1500 клеток / мкл), умеренная (AEC 1500-5000 клеток / мкл) или тяжелая (AEC > 5000 клеток / мкл). Увеличение тканевых эозинофилов может рассматриваться как периферическая эозинофилия.

Вторичная эозинофилия связана со следующими факторами:

  • разрушение соединительной ткани;
  • прием лекарств;
  • эндокринопатия;
  • аллергия лекарственная или пищевая;
  • новообразования, не обязательно злокачественные.

Первичная эозинофилия — явление постепенное, она может носить клональный (генетические аномалии) либо идиопатический (неустановленная причина) характер. Если диагностируются молекулярные цитогенетические аномалии, имеет место клональная форма заболевания. эозинофилия. расстройства. Если реактивные причины исключены и не клональное происхождение не доказано, эозинофилия считается идиопатической.

За последние десятилетия в изучении механизмов производства эозинофилов был достигнут существенный прогресс, как и в изучении запрограммированной клеточной смерти (апоптоза). Первичный стимул для производства эозинофилов дает интерлейкин и гранулоцито-макрофаго колониестимулирующий фактор. А под воздействием специальных хемотаксических цитокинов или хемокинов эозинофилы мигрируют из костного мозга в кровь, а затем в ткани организма.

Симптомы эозинофилии

Внешние проявления эозинофилии довольно ярко выражены. У большинства пациентов присутствуют изменения кожного покрова: кожа утолщается, краснеет, становится более грубой и плотной.

Развивается миофасциальный болевой синдром — состояние, характеризующееся хроническими болями в мышцах, аналогичное фибромиалгии. Присутствуют спазмы мышц, изредка могут появляться судороги. В крови и образцах тканей повышается количество эозинофилов, в зависимости от их количества определяется степень интенсивности заболевания.

Следующий симптом — нарушения работы нервной системы или невропатия, основными симптомами которой является онемение и жжение конечностей, особенно в ночное время, слабость, потеря двигательных рефлексов, также могут присутствовать неврологические боли в суставах, дрожание конечностей (тремор) и миоклонус, то есть скачкообразное резкое подрагивание мышц.

Ярко выраженный отек конечностей и мягких тканей тела в сочетании с парестезией — характерный симптомы эозинофилии. Может также присутствовать фасцит, чувствительность суставов, которая появляется при проникновении эозинофилов в волокнистый слой мышц, и окружают мышцу.

На поверхности кожи появляются участки желтого цвета или цвета слоновой кости, которые становятся нечувствительными. Из-за отсутствия чувствительности некоторые участки кожи могут атрофироваться.

Следующий симптом — это лихорадка, сосудистые нарушения, появление сосудистой сетки, заметных «звездочек», иногда и кровоподтеков, возможно появление небольшой сыпи. Наблюдаются нарушения сердечного ритма, желудочно-кишечные расстройства, выпадение волос, кашель и головная боль.

Лечение эозинофилии

Лечение эозинофилии определяется индивидуально, исходя из степени развития заболевания и первопричины. Если речь идет о вторичной эозинофилии, устраняют основной раздражающий фактор или аллерген.

Аллергические расстройства и нарушения соединительной ткани хорошо поддаются лечению кортикостероидами. Паразитарные и грибковые инфекции при использовании стероидов могут прогрессировать, поэтому их устраняют антибиотиками и противогрибковыми препаратами. Больным первичной эозинофилией при отсутствии повреждения внутренних органов лекарственные препараты принимать не обязательно. Необходим контроль функции сердца.

Если повреждены внутренние органы, применяют такие лекарственные средства:

  • интерферон альфа;
  • кортикостероиды;
  • гидроксимочевину.

Препараты, рекомендуемые для лечения эозинофилии: Хлорамбуцил, Винкристин, Цитарабин, Хлородеоксаденозин, Этопозид. Пациентам с гиперэозинофильным синдромом назначают лечение антителами и агентами на основе антител, например, меполизумаб, алемтузумаб, брентуксимаб ведотин. Действие этих препаратов направлено на обнаружение эозинофилов и контроль их активности. Экспериментальное лечение предусматривает применение комбинаций химиотерапевтических агентов, ингибиторов тирозинкиназы и моноклональных антител.

Еще один метод лечения — аллогенная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток или алло-ТГСК. Этот метод позволяет регулировать процесс создания клеток крови. Донорские ГСК практически полностью заменяются клетками донора и берут на себя функцию кроветворения.

www.medicinform.net
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: